Добавить в Избранное Распространение   |   Аудитория   |   Ценовой лист   |   О журнале  
Журнал De Luxe
Журнал «De Luxe» Сентябрь-октябрь 2010
 Art   Beauty   Business   Cars   Events   Finance   FrontRunners   Health   Home&Interior   Law&Order   Menu 
Размещение рекламы на сайте журнала De Luxe
Главная > • EventsАфиша городских событий
Гоблин стал акыном

Дмитрий Пучков, более известный как Гоблин, посетил Новосибирск в сентябре в связи с премьерой переведенного им фильма «Убийца внутри меня». Он самолично представил картину в мультиплексе «Синема-парк» и, сидя в зале вместе со зрителями, синхронно озвучил картину, сделав это по-настоящему высокопрофессионально. Интересно то, что он, испробовав в жизни множество профессий, искусство перевода освоил самостоятельно и прославился, главным образом, своими пародийными переводами нескольких голливудских фильмов. Мы побеседовали с Дмитрием Пучковым в «Синема Парке» перед началом сеанса.

Гоблин стал акыном — Расскажите о фильме, который вы привезли в Новосибирск?
— Этот фильм снят по одноименному литературному произведению — шедевра в жанре «нуара» — специфического мрачного детектива про полицейского маньяка. Действие происходит в захолустном американском городке, в котором, казалось бы, все друг друга знают как облупленных. Главные герои — шериф и помощник шерифа, он же маньяк. Один другого знает с малолетства. И все про всех все знают, но оказывается, что в хорошо знакомом человеке скрывается много незнакомого и тайного. Этот фильм и про любовь, и про месть, про преданность и предательство.

— Вы переводите такие фильмы вживую?
— Ну, да. Как раньше на фестивалях переводили.

— Какие вы жанры предпочитаете для перевода?
— Я по большей части специализируюсь на военных фильмах и на фильмах про полицейских и бандитов. Следует понимать, что семьдесят процентов книг, которые читают в мире, это детективы. Соответственно и фильмы смотрят про это. Я также люблю комедии и детские мультики. А фантастических фильмов мало выходит, они меня тоже занимают.

— Известных переводчиков и даже легендарных, таких, как вы, мало. Как вы к себе в этом смысле относитесь?
— Синхронный перевод ущербен, по определению. Кино переводить синхронно невозможно, это иллюзия. Ничего не получится, когда ты где-то не успел расслышать, где-то не успел перевести, не смог сформулировать, затупил шутку, не понял ее сразу. Это уже не перевод, а пересказ того, что ты успел разобрать. Зрители приходят в зал не для того, чтобы насладиться мастерством переводчика, а смотреть кино. И нужно проявлять мастерство, когда сам текст пишешь. По-настоящему хороший перевод — это когда зритель не слушает переводчика, а смотрит фильм и все понимает. Поэтому сначала готовится текст, перевожу с английского на русский, а потом уже работаю.

— Какова роль переводчика?
— Есть авторский замысел, и будь добр — соответствуй! В этом смысле ты как раб. Не надо пороть отсебятину, что-то улучшать. Кстати, в фильме «Убийца внутри меня» действие происходит в пятидесятые годы, а тогда нецензурной брани в Америке не употребляли, поэтому все мои персонажи говорят исключительно вежливо. Все обращаются друг к другу: «Сэр», «Мэм», брутальности нет категорически.

— Как вы относитесь к тому, что вас называют автором пародийного перевода?
— Был изготовлен небезызвестный «Властелин колец» — пародия на плохой перевод, как раз имеется в виду тот случай, когда переводчик несет ахинею, не имеющую никакого отношения к происходящему на экране.

— Какова была ваша сверхзадача?
— Хотел показать, насколько разные бывают переводы. Правда, воспринято это было совершенно не так, а так, будто наш орел утер нос Голливуду.

— Вы гордитесь тем, что эти переводы принесли вам известность?
— Пусть Родина мной гордится, а сам я не горжусь.

— Где еще вы представляете картину «Убийца внутри меня»?
— Мы приехали из Питера в Екатеринбурга. После вас едем в Челябинск, потом в Уфу. В Москве и Санкт-Петербурге тоже его показали.

— Вы выбираете, что переводить?
— Да, стараюсь браться только за то, что мне интересно. Выбор большой, поэтому себя ломать и принуждать к чему-то не приходится.

— От чего отказываетесь?
— Бывает, но про это нельзя рассказывать.

— А у вас есть «литературные негры»?
— Мне они не нужны. Я свирепейшего калибра графоман, писать могу в неограниченном количестве. Производительность у меня очень высокая. Когда-то я был пролетарием, у станка стоял, и с моей точки зрения говорить про то, что я работаю, нажимая на клавиши, это смешно. Я могу и по шестнадцать часов сидеть, нажимая на буквы клавиатуры.

— В каких жанрах вы работаете?
— Девяносто девять процентов того, что я пишу — это все публицистического характера. О неких, происходящих в мире вещах, Отзывы на злободневные события. А романы я не пишу. Когда-то сочинил пару псевдофантастических книжек и понял, что таких способностей у меня нет. Я умею писать только в стиле «акын»: что вижу — про то и пишу.

Cветлана Cибирская

«Гоблин стал акыном»
Журнал «De Luxe». Сентябрь-октябрь 2010

Также в этом разделе:

De Luxe соблазнил целый ночной клуб
Быстро. Чисто. Доступно
Лиз Митчелл: «Я не растаманка»
Осень… Пора встречать Новый год!
Карл Пакетт мечтал станцевать «Пахиту» в России
Высокие блондинки в черных ботинках
Мастер белого блюза
Хинди-руси бхай-бхай
«Астерос» развивает бизнес на территории Сибири
Гоблин стал акыном
Бомарше сыграли по-французски
Canon колесит по России
«Дубровский» — в инновационной версии

Самые популярные материалы номера:

ЖК Каменский — новый город для тебя
Карл Пакетт мечтал станцевать «Пахиту» в России
Свободные радикалы полезны для организма
Незабываемая брачная ночь
De Luxe соблазнил целый ночной клуб

Также рекомендуем:

Карл Пакетт мечтал станцевать «Пахиту» в России
Хочешь обнять небо – купи звезду
Николай Цискаридзе — король танца
Триумф «Глобуса» в Москве
Ирина Хакамада