Добавить в Избранное Распространение   |   Аудитория   |   Ценовой лист   |   О журнале  
Журнал De Luxe
Журнал «De Luxe» Март-апрель 2010
 Art   Beauty   Cars   Events   FrontRunners   Health   Home&Interior   Menu   News   Travel 
Размещение рекламы на сайте журнала De Luxe
Главная > • EventsАфиша городских событий
Алексей Чадов стал «ботаником»

Да, нынче барышням повезло — не успел закончиться прокат «Любви в большом городе–2», как тут же знамя романтической любви подхватил фильм «Ирония любви». И главное, в обеих картинах — Алексей Чадов. Но если в фильме-сиквеле про любовь большом городе актер предстает в своем обычном образе мачо, то в «Иронии любви» — в непривычном амплуа трогательного романтика, более того, «ботаника», на которого открыла охоту юная светская львица в исполнении Асель Сагатовой.

Алексей Чадов стал «ботаником»

— Алексей, признайтесь, чем вас привлекла эта роль «ботаника»?
— Ну, во-первых, образ нестандартный. Ведь режиссеры любят эксплуатировать один и тот же, уже известный по другим фильмам, образ актера. А тут была возможность перевоплотиться в такого классического неудачника. Мне показалось, что это хороший опыт. Во-вторых, интересная лирическая история, которую предстояло сыграть практически вдвоем. В-третьих, то, что продюсером этого фильма стал Ренат Давлетьяров, с которым я давно хотел поработать. В общем, все в совокупности заставило меня согласиться на эту роль. К тому же сложно было отказаться от роли, которую не просто предстояло сыграть, но к которой нужно было специально готовиться. Перед первым съемочным днем у меня тряслись коленки.

— С чего же это?
— А я волновался, насколько убедительно буду выглядеть в роли ботаника. Ведь в реальной жизни я совершенно не такой.

— И как же вы «оботанились»?
— Перестал тренироваться. Три месяца не подходил к железкам, не надевал боксерские перчатки.

— О да, это большой героизм!
— А вот для меня это было тяжело. Еще пришлось худеть: бегать каждый день минут по 40, есть немного. И, что самое ужасное перестал пить пиво, а пиво я очень люблю. Пришлось на несколько месяцев вообще исключить его из рациона. Ну, максимум бутылочку в выходные себе позволял. В общем, пришлось отказаться от каких-то вещей, которые я очень люблю. В первую очередь я, конечно, имею в виду спорт. Ведь я им занимаюсь с 11 лет. И тело привыкло к постоянным нагрузкам.

— Откуда такое увлечение спортом?
— С детства занимался в театральной студии, а там были серьезные уроки по пластике. Мы занимались хореографией, силовыми, тренажерными и акробатическими упражнениями. Еще и в тренажерный зал ходили. Причем все это в ежедневном режиме. А летом на два месяца ездили с театральной студией в Евпаторию. Там у нас занятия вообще в режиме нон-стоп проходили. С утра бегали 3 километра, потом на море растягивались, после полдника силовые нагрузки, ну а вечером уже творчеством занимались — спектакли, репетиции. И вот так 2 месяца.

— Напоминает Суворовское училище…
— Да уж, наказывали нас именно так, как наказывают молодых курсантов. Дисциплина была жесткая. Подъем в 7 утра. Кто не встал, того лишали полдника или каких-то бонусов. Была целая система наказаний. Я постоянно попадал в неприятности. То не успевали приготовить обед, то еще что-то. Мы ж еще и все в этом коллективе помогали друг другу: разбивались на группы и распределяли обязанности. Кому сегодня чистить картошку, кому убирать со столов… Тогда я научился чистить картошку так, как, думаю, в армии не научат. Представьте себе: нужно было начистить картошки на 50 — 80 человек. А это два огромных казана. Я делал это, по-моему, лучше всех. Но все равно где-то умудрялся провиниться. В 10 у нас трубили отбой, а спать не хотелось еще, гормоны
играли. В общем, попадал я не раз — лишался обеда. А есть хотелось: пацаны скидывались мелочью и покупали морковку, хлеб, а ел я все это в кустах.

— За что попадались-то?
— За непослушание. В основном за то, что дорога с нашей базы на море была самой козырной — шла через дачи. А Крым славится персиками, и на этих дачах росли огромные красные персики, такие соблазнительные! Конечно, мы отставали от коллектива. И пока художественный руководитель нас якобы не видел, мы набивали себе этих персиков в майки, чтобы потом всласть наесться ими на море. И, конечно, я один из первых, кто в этом участвовал. В общем, получал по заслугам. Зато все, кто занимался в этой студии, все, кто прошел этот курс «молодого бойца», мне кажется, выросли порядочными людьми. Потому что наш художественный руководитель Вячеслав Иванович Кожихин воспитал очень хорошие качества во мне, в брате, в тех людях, которых я знаю и с которыми общаюсь по сегодняшний день.

— Ага, отучал воровать персики лишением обеда…
— Да, давал понять, что любое воровство наказуемо.

— Вы упомянули, что занимались боксом. Вас не звали в проект Первого канала «Король ринга»?
— Видите ли, в чем дело: там соревнуются в основном тяжеловесы. А у меня средний вес — 69 кг. Куда мне кулаками махать против «машины» в 85 — 100 килограммов? Разве что с саблей или наганом на ринг выйти. Тогда не вопрос!

— А в другие телепроекты: «Танцы со звездами», «Песни со звездами», «Звезды на льду» наверняка приглашали?
— У меня все-таки другая профессия. Все мое время отдано кино, и после съемочной площадки не очень хочется идти на каток или на паркет и проводить там дополнительные несколько часов, самоотверженно разучивая разнообразные па. Да и не мое это, честно говоря. Чтобы научиться стоять на коньках, двух месяцев недостаточно, особенно мне. Я 10 лет занимался балетом. А людям, которые профессионально учились танцам, очень тяжело осваивать коньки. В балете нужно ногу выворачивать в одну сторону, а в фигурном катании все совершенно по-другому: другая техника, другие правила. Знаю, потому что сам для фильма «Харламов» осваивал коньки. И Волочкова неоднократно рассказывала о том, как ей было тяжело переучиваться.

— Вы снимались в «Стритрейсерах» — и как вы относитесь к автомобилям?
— Очень люблю их. В детстве даже мечтал сконструировать свою машину. Нравятся мощные, красивые машины. В основном американские и немецкие. Нравятся машины «с характером». Управляя, ты должен почувствовать ее, как если бы ты управлял лошадью. Не сказал бы, что езжу быстро, я динамику люблю. Не нарушаю правил дорожного движения. Может, поэтому я научился дружить с гаишниками. Много раз просил у них: «Ребят, можно проехать? Я опаздываю. У меня премьера. Пожалуйста, пропустите». Они шли навстречу. Они ведь тоже понимают, что город перегружен так, что впору летать на вертолетах, иначе никуда не успеешь. Конечно, бывает, попадаются упертые, злые люди. Но такие люди в любой профессии встречаются. А в целом спокойно, с уважением отношусь к этим ребятам. Я уважаю их труд. Он у них ох какой несладкий.

— Кроме кино и спорта чем бы вы еще заняли свое свободное время?
— Путешествиями.

— Где любите бывать?
— Собственно, я много где не был, поэтому везде.

— Какие места запомнились?
— Индия запомнилась. Раз и навсегда, я думаю. Очень грязная страна. Мы недавно с друзьями были на Гоа. Совершенно не мое место. Вряд ли я поеду туда еще раз. Мне непонятно: там культура древняя и духовность якобы процветает. Но что ж так мусорить-то у себя в доме? Я вообще к Азии равнодушен. Люблю Европу. Но больше всего нравится Америка. За исключением Нью-Йорка. Когда долго в нем находишься, ощущаешь, как там тяжело. В этом городе хорошо, когда вкалываешь. Как только начинаешь засиживаться как турист, он становится невыносимым. Еще Россия нравится. Байкал. За 10 лет съемок в кино я неплохо узнал Россию. Вот Норильск, например. Как там люди вообще живут? Там же вечная мерзлота…

— Вы — актер без амплуа, играете разные роли. А трудно ли смешить в комедиях?
— Смешат клоуны в цирке, в кино смех вызывает сама история. Никто не старается быть смешным, смешить. Все, что происходит, вызывает соответствующие эмоции. Просто нужно существовать, соответствуя логике характера своего персонажа.

— У вас пока нет семьи?
— Полноценной семьи пока нет. То есть нет детей.

— Вашим поклонницам не стоит надеяться на взаимность? У вас уже есть постоянная привязанность?
— Я бы не стал это комментировать. Есть какие-то моменты личной жизни, о которых не хочется рассказывать. Могу сказать только, что я — однолюб.

— Расскажите о фильме «Вий».
— Продолжаются съемки этого фильма, экранизация гоголевской повести. Это — попытка представить хорошее литературное произведение великого автора в современном киноформате. Надеюсь, все получится. Режиссер Олег Степченко. Я играю парубка Петруся. Это — нововведенный персонаж. Выйдет фильм в 2011 году.

— Какие театральные планы?
— Когда-то я играл на сцене в «Труффальдино» — это был мой дебют в театре. Но теперь я полностью занят только кино.

— Ваши любимые роли.
— Это — фильм «Война» Алексея Балабанова, и, конечно, «Девятая рота» Федора Бондарчука. Вообще раньше я больше любил картины, где нужно драться и стрелять. Скажем, когда мне было от двадцати до двадцати трех. А сейчас мне двадцать восемь лет и в последнее время мне больше нравится улыбаться и любить.

Ирина Синеманова

«Алексей Чадов стал «ботаником»»
Журнал «De Luxe». Март-апрель 2010

Также в этом разделе:

Алексей Чадов стал «ботаником»
Мужская музыка Дениса Майданова
«Ледниковый период» в Новосибирске
Полярные страсти от Алексея Попогребского
Мужская карта — это серьезно
Французское кино

Самые популярные материалы номера:

Алексей Чадов стал «ботаником»
Французское кино
Живые манекены в МЕГЕ
Пещера для богатых
Самые здоровые кухни мира

Также рекомендуем:

Карл Пакетт мечтал станцевать «Пахиту» в России
Хочешь обнять небо – купи звезду
Николай Цискаридзе — король танца
Триумф «Глобуса» в Москве
Ирина Хакамада