Добавить в Избранное Распространение   |   Аудитория   |   Ценовой лист   |   О журнале  
Журнал De Luxe
Журнал «De Luxe» Сентябрь-октябрь 2009
 Art   Beauty   Events   FrontRunners   Health   Home&Interior   Menu   Travel 
Размещение рекламы на сайте журнала De Luxe
Главная > • TravelОтдых и путешествия
На краю Синая

Продолжение. Начало смотрите в нашем предыдущем выпуске.

Авиация большая и малая

Территория отеля оказалась немаленькой. К тому же среди одинаковых домиков заблудиться было проще простого. Поэтому египтянин«прислуга за все» погрузил наши чемоданы на компактный автомобиль (видимо, гольфтележку), туда же запрыгнули две наиболее бойких девушки, и во тьме кромешной, разрежаемой редкой бассейновой подсветкой, доставил туристов к нужному корпусу. Занеся чемоданы нам в комнату, он долго стоял на пороге и смотрел на нас взглядом цирковой собачки, просящей сахарную косточку. Наверное, хотел чаевых. Так как я еще не разменял деньги и мельче десятидолларовой купюры не было ничего, пришлось неопределенно пожать плечами — дескать, твоя моя не понимай! — и выпроводить араба восвояси.

На краю Синая

В здании гостиницы удивило меня отсутствие крыши. Точнее, крыша была, но огромный прямоугольный вырез в центре делал ее понятие весьма условным. Однако, если вспомнить, что в Египте дожди идут 30 минут в году, то похвальным становится стремление египетских строителей сэкономить на освещении и заодно на строительных материалах, заодно добавив в жизнь постояльцев немного витамина D.

Номер был обставлен с чередованием роскоши и убожества, столь характерным для Ближнего Востока. Вся мебель, вытесанная, судя по виду, умельцем из местных плотников (шкаф, тумбочки, кровати), отличалась огромными безвкусными аппликациями в виде фанерных звезд и полумесяцев, грубо наклеенных поверх ДСП. Телевизор неведомой мне марки Rainbow имел гордую наклейку Made in Egypt (ну вот, что-то же арабы производят, кроме нефти и рахат-лукума!), и, судя по названию, обещал массу цветных визуальных радостей. На деле же, стоило мне его включить, по экрану расползся жалобный зеленый колер. «Радуга» оказалась одноцветной. Зато вполне мусульманской и патриотичной.

Я потыкал программы. Зеленые муллы читали проповеди. Зеленый аналог местного МузТВ выдавал бесконечные вариации песен про хабиби. Был даже русскоязычный канал — зеленый ОРТ, спутниковый. Правда, со спутником было что-то крепко напутано, потому что показывали версию ОРТ для русскоязычной немецкой диаспоры. Я понял это по рекламе магазина русских продуктов в Дюссельдорфе и анонсу выступления «Новых русских бабок» в Ганновере и еще где-то. Аналог МузТВ мне понравился больше. Это был какой-то дочерний канал египетского Radio Rotana, довольно популярного ресурса, вещающего также в Иордании, Ливане, и, кажется, Сирии.

Судя по видеоклипам, типичная лав-стори у арабов — это когда суровый мужчина лет сорока пяти влюбляется в несовершеннолетнюю девушку. В течение всего клипа он совершает достаточно нелепые поступки, то запрыгивая к ней на балкон, то брызгая на нее водой, то дерясь подушками, то просто валяясь на асфальте. В конце клипа проказливая девушка уходит куда-то вдаль, а скулящий мачо размазывает слезы по небритым мордасам.

Видимо, на показ поцелуев и объятий наложено строжайшее табу, вот герои клипа и сублимируют как могут. Девушки в клипах вполне современны — без головных платков, в джинсах, а иногда даже в бикини. Наверно, это какая-то идеальная собирательная арабская девушка, экспортный образ. На улицах такого не увидишь.

Ну да аллах с ним, с телевизором. Я начал готовиться ко сну. Наивно полагая, что в египетском климате все окна должны быть нараспашку, я открыл раздвижную лоджию. Забавно, что защелка на ней не работала изначально: прорезь не совпадала с …ммм.. ответной частью, не знаю, как ее назвать — шильдик? Крючок? В общем, таких монтажников у нас в Новосибирске погнали бы поганой метлой. Кнопка на защелке тоже отвалилась и была примотана черной изолентой. Это вообще отличительная черта арабов — красивый замысел при полном последующем отсутствии сервиса.

Я разобрал кровать. Улегся. И тут же раскаялся в содеянном. Через открытое окно из пустыни со страшною силою полетели египетские комары. Это какая-то особенная подлая порода. Они практически не жужжат, но жалят от души. В связи с этим их поимка становится запредельно сложной. Но малой авиацией дело не ограничилось. Оказалось, что наш отель находится как раз на пути посадки самолетов. Каждые две минуты в небе начинал грохотать лайнер, и все это вкупе с комарами делало первую ночь в Египте незабываемой. Наконец, меня осенило. Я встал, закрыл балкон, включил кондиционер (древняя модель, но, на удивление, рабочая), передавил при свете ночника оставшихся комаров и далее спал достаточно спокойно.

Утро

Проснулся я, кажется, часов в шесть. Разница часовых поясов давала о себе знать. Солнце уже выкатилось из-за песчаного горизонта и освещало синее, безмятежное, анимационное небо. В первый день такая лазоревая синева вызывает восторг, особенно по сравнению с заснеженным Н-ском, а вот через неделю приводит к приступам раздражительности. То же самое говорил один из персонажей Мериме, французский консул, вернувшийся из Египта — дескать, если бы вы знали, какую тоску при длительном пребывании здесь навевает это синее небо, когда понимаешь, что оно будет синим и завтра, и послезавтра, и много-много лет подряд.

Оптимистичный араб из шланга поливал искусственные газоны — а надо сказать, что все здесь, кроме песка и моря, искусственное! — причем запах стоял дьявольский. И это еще мягкое определение. Как только шланг выключался, и запах тут же исчезал. Одна из версий — безотходная технология.

Газоны поливают сточными водами. Так сказать, шаланды, полные фекалий. То есть каждый турист — это такая ходячая фабрика для производства удобрений. Вариант второй. Более, что ли, элегантный. Но от этого не менее ароматный. Что рулонные газоны состоят из какого-то перегноя. Из гумуса, образовавшегося при распаде мертвых рыб Красного моря. И когда этот гумус поливаешь из шланга, он, некоторым образом, раздраконивается и начинает источать зловоние. Не знаю. Не думаю. А вообще, говорят, арабы очень чувствительны к запахам. Для них лучший комплимент — «Как от тебя хорошо пахнет!» Так что не знаю, какой отверженный согласился на эту работу. Может быть, нанятый специально пакистанец. Им к этому не привыкать.

Аппетит веселый поливальщик мне так и не испортил, а посему я проследовал в столовую, где уже с семи часов проистекал шведский завтрак. Кстати, по заверению хозяев гостиницы, каждый день был тематическим. В понедельник, к примеру, британский буфет. Во вторник — немецкий. Среда — френч. Четверг — интернациональный. И так далее. В чем это проявлялось, я так и не уяснил. Разницы в блюдах не было никакой. Ежедневно — все та же арабская кухня с сильной наклонностью к вегетарианству.

На раздаче стояли поджарые, рослые красавцы, которым здесь, в России, светила бы как минимум кинокарьера, и занимались невинными приготовлениями блинчиков и омлетов. Ворошили, разогревая, макароны. Наливали чай с молоком. Строгали жареное мясо. Причем блинчики и омлеты готовились виртуозно.

Тут же, выбирая столик и оглядываясь на соседей, я примерно сообразил, кто еще здесь отдыхает. Разумеется, наши соотечественники. Плюс большое число украинцев. Я достаточно ровно отношусь к детям разных народов, но отдельные представители Малороссии с громогласными «тю!» и «шо?» начали меня утомлять.

Были финны, шведы. Уже под конец пребывания одна шведская семья — в буквальном, а не в переносном смысле — села завтракать со мной за столик. На вид и жене и мужу было слегка за пятьдесят. Они только что прибыли и по-детски ахали и охали, расспрашивая меня на хорошем английском о верблюдах и пирамидах. Я — на том же английском, но плохом — отвечал как мог. Узнав, что я из России, шведка очередной раз зашлась в восторге и начала быстро-быстро рассказывать, что была в Москве в 1977 году и даже посетила Большой театр.

Почти половина отдыхающих были представителями арабского мира. Сами египтяне, саудиты, возможно, представители других стран Магриба. Вот уж где семья — действительно ячейка общества! Причем такая автономная ячейка, герметично закрытая от вторжения различных кяфиров. Когда за соседним столом с тобой сидит семья арабов, такое впечатление, что это инопланетяне из другого измерения. Ведя себя достаточно активно, они при этом в свой монастырь никого не допускают и в чужой не суются. Даже дети их (которых они весьма, кстати, любят, тетешкают и носят на руках), бегают вокруг стола по одним и тем же орбитам, словно комета Галлея, успешно минуя иностранцев. А уж с женщиной арабской — которая на публике всегда в сопровождении мужчины — вообще невозможно пересечься взглядом. Впрочем, про арабок — в следующем номере.

Сергей Беседин

«На краю Синая»
Журнал «De Luxe». Сентябрь-октябрь 2009

Также в этом разделе:

На краю Синая
Япония глазами очевидца. Город Саппоро

Самые популярные материалы номера:

Япония глазами очевидца. Город Саппоро
Silverlining: будущее яхтенных интерьеров
На колбасных берегах
Сезон охоты
От манипури до кучипуди

Также рекомендуем:

Япония глазами очевидца. Город Саппоро
Алтай не просто горы…
Туры в Израиль в Раанану
Индивидуальные туры по Италии в Бормио
Япония глазами очевидца. Город Саппоро